Новости
6 апреля 2018, 05:33

Убийца 12-летней школьницы пришел на ее похороны и даже нес крышку гроба.

К 100-летию образования пoдразделения Уголовного розыска пресс-служба МВД публикует информацию по прошлым делам, одно из тяжелых преступлений произошло в Ухте. В ноябре этого года минет 32 года после страшной трагедии в Ухте, когда была изнасилована и убита 12-летняя школьница. К зверскому преступлению оказался причастен знакомый семьи, который лишив мать ребенка, цинично выражал ей соболезнования на похоронах и даже нес крышку гроба.

Лена Бонина (фамилия изменена) – ученица шестого класса школы № 21 города Ухты. Училась Лена хорошо. После занятий посещала музыкальную школу. Была дружелюбной и жизнерадостной девочкой. 14 ноября 1986 года – пятница. Распорядок Лены в этот день был несложным: утром – в школу, вечером – в музыкалку. Занятия игре на фортепиано обычно заканчивались около 18 часов. Лена самостоятельно добиралась до кружка и возвращалась обратно, несмотря на то, что музыкальная школа находилась не близко. Приходилось ездить на автобусе. Дорога занимала не более двадцати минут. Лена была ответственной, если задерживалась, обязательно предупреждала своих родителей. Но в тот день все случилось иначе. Вернувшись домой, родители увидели в прихожей нотную папку Лены. Но где она сама? До восьми вечера родители не паниковали, но когда стрелка часов перевалила за 20:00, они забеспокоились. Мать и отец пошли к школьным подругам дочери, но никто Лену не видел. Поиски продолжались до глубокой ночи… Утром следующего дня в отдел милиции поступило заявление о пропаже 12-летней Лены Бониной. В рамках розыскного дела сотрудники уголовного розыска начали поиск пропавшей. К слову, искали Лену, что называется, всем миром – знакомые, учителя, неравнодушные горожане. Но девочка исчезла бесследно… – В поисках школьницы были задействованы не только сотрудники милиции, но и военнослужащие, дружинники, рабочие предприятий, – вспоминает Юрий Ксендзов, который в 1986 году был старшим оперуполномоченным уголовного розыска ОВД Ухты. – Искали везде – в заброшенных строениях, на чердаках домов, в парках и даже в лесу. Спустя три дня было возбуждено уголовное дело по статье умышленное убийство (ст. 103 Уголовного кодекса РСФСР). Из МВД Коми АССР в Ухту для поиска Лены Бониной были направлены опытнейшие сыщики – старший оперуполномоченный УУР Константин Баранов и начальник отделения по раскрытию убийств Николай Коюшев. Шансов найти Лену живой практически не было, но следственно-оперативная группа все равно не прекращала поиски. Оперативники опрашивали всех – знакомых, соседей, друзей. Всех, кто мог даже случайно видеть Лену в тот злополучный вечер. Из воспоминаний Анатолия Рудого (в 1986 году сотрудника угрозыска Ухты): «Мы стали проверять дачи, гаражи, промышленные зоны. Весь город стоял на дыбах. Все только об этом и говорили». Горожане не только принимали активное участие в поисках, но и внимательно следили за действиями правоохранителей, передавая из уст в уста информацию о том, что делают сыщики для поиска пропавшей. Обсуждали и то, какие дачи и гаражи уже проверили, какие предстоит. И вдруг в отдел милиции поступило сообщение от работника предприятия «Стройиндустрия»: на обочине автодороги Ухта ­– Дежнево найдено тело. Это было 26 ноября 1986 года. На место незамедлительно выехала следственно-оперативная группа. Увидев тело, правоохранители сразу поняли, что это была Лена Бонина. На ней была ярко красная куртка с белым искусственным мехом, джинсы и сапоги. Все, что было на девочке в день исчезновения. Поза, в которой лежала Лена, свидетельствовало, что на обочине дороги тело оказалось не случайно. Из протокола осмотра места происшествия: «труп лежит лицом вниз, руки согнуты в локтевых суставах, поджаты под живот…Труп промерзлый, на ощупь твердый, как камень…». Это означало одно – Лену убили… И убийца где-то рядом… Страшная находка, как бы это ужасно не звучало, была большой удачей для оперативников по раскрытию преступления. Из воспоминаний старшего оперуполномоченного отдела уголовного розыска ОВД Ухты Николая Лежнина: «На одежде убитой были куски грунта и опилок. Кроме того, на куртке имелся отпечаток какого-то рисунка в виде квадратиков. Было понятно, что тело некоторое время находилось либо на даче, либо в гараже». В последующем все это станет вещественными доказательствами в деле по убийству. А пока сыщики искали изверга, расправившегося с девочкой, которая, как было установлено, перед смертью была изнасилована. – Было выдвинуто несколько версий, – вспоминает Н.Лежнин. – Первая – преступление совершено на сексуальной почве ранее судимым. Вторая – серийный убийца. Третья – лица, имеющие психические отклонения. Были у нас в Ухте случаи, когда такие граждане выходили на своеобразную охоту. Подлавливали на улицах детей и стукали их с молотком по голове. Четвертая – это мог быть автовладелец. Поскольку труп найден на дороге. Пятая – так называемые гастролеры, приезжие граждане. Ну и, конечно, нельзя было исключать версию о том, что преступление мог совершить кто-то из знакомых семьи Бониных. К раскрытию преступления и розыску убийцы было привлечено очень много людей – сыщики, следователи прокуратуры, участковые и так далее. Были созданы группы, каждая из которых отрабатывала свою версию. В составе группы, которая отрабатывала авто-, мототранспорт, был Н.Лежнин. Этой версии было уделено особе внимание, поскольку появился необычный свидетель. – Крановщица предприятия, возле которого было найдено тело Лены, рассказала, что утром 26 ноября она видела большую грузовую машину - самосвал, который что-то выгружал, – вспоминает оперативник. – Со слов женщины, она отчетливо видела, что из кузова выпало что-то красное. Сыщики зацепились за эту информацию, поскольку Лена была в красной куртке. Чтобы проверить показания, оперативники поднялись в кабину крана. И действительно, место, где нашли тело, было видно, как на ладони… Из воспоминаний Н.Лежнина: «Мы проверяли все большегрузные машины, причем не только в Ухте. По всей республике. Отработали не менее 500 транспортных средств. Беседовали со всеми водителями. С учетом того, что на одной машине работали по три водителя, несложно представить, сколько людей было опрошено». Но эта версия, как и другие, не находила своего подтверждения. Из воспоминаний Виктора Зленко (в 1986 году старший оперуполномоченный по особо важным делам управления уголовного розыска МВД Коми АССР): «Пока мы вычисляли убийцу, было раскрыто огромное количество других преступлений – разбоев, грабежей, краж…» С каждым днем оперативники склонялись к тому, что к преступлению причастен человек, которого Лена хорошо знала и доверяла. Тогда стражи порядка решили провести еще один поквартирный обход. Причем не только всех домов в том районе, где жила семья Бониных. Опрашивали жильцов домов, расположенных по пути следования девочки из музыкальной школы. Вновь и вновь сыщики задавали людям вопросы: чем они занимались вечером 14 ноября, видели ли девочку в красной куртке? Следственно-оперативная группа работала круглосуточно. Информации было очень много, но она никак не выводила сыщиков на след убийцы. Показания свидетелей проверялись и сравнивались. Несколько человек в разговоре с оперативниками назвали фамилию Васильченко. Так, одна из соседок Бониных рассказала, что 14 ноября видела возле подъезда, где жила школьница, директора кинотеатра «Дружба» Владимира Викторовича Васильченко. Сыщики навели справки. Он был знакомым семьи Бониных. Мать Лены некоторое время работала в кинотеатре. Но, опросив его, сыщики ничего нового не узнали. Лену не видел… Еще одна свидетельница показала, что видела девочку в красной куртке, которая садилась в «Запорожец». Проверили владельцев – среди них оказался и В.В. Васильченко. В декабре 1986 года оперативники пришли к Бониным и напрямую спросили их, какие у них есть версии, кто мог совершить зверство? Убитые горем мать и отец поначалу ничего не могли сказать. – Я спросил их, может сниться что-то? Может кто-то из знакомых ведет себя как-то странно, неестественно? – воспоминает начальник отделения по раскрытию убийств МВД Коми АССР Николай Коюшев. – И тогда мать Лены рассказала, что чересчур заботливым стал знакомый Виктор Васильченко: на сороковой день он принес огромный букет гвоздик. Тогда мы поняли – это зацепка… Надо отрабатывать Васильченко. Слишком много совпадений… Сомнения о причастности Васильченко к убийству стали исчезать, когда оперативники просмотрели фото и видеосъемку с похорон школьницы, на которых присутствовал, казалось, весь город. Правоохранители опрашивали Васильченко несколько раз. И всегда он отвечал на вопросы спокойно и сдержанно. По словам Н.Лежнина, когда оперативники пришли к нему домой в январе 1987 года, он стал прощаться с детьми… Допрос в качестве подозреваемого был проведен в субботу 10 января 1987 года. Поначалу В.В.Васильченко отрицал свою причастность к убийству Лены Бониной, а после написал явку с повинной. Изверг признался в том, что встретил Лену вечером 14 ноября в подъезде ее дома. Под предлогом съездить за картошкой он заманил ее в машину и отвез на свою дачу, где надругался над беспомощной школьницей. Чтобы замести следы этого преступления, он решил избавиться от ребенка. Ударил до смерти перепуганную девочку монтировкой не менее двух раз. Лена потеряла сознание… Васильченко хладнокровно сбросил тело подростка в яму и забросал опилками… А между тем, тогда Лена была еще жива. Из заключения судмедэксперта следует, что смерть наступила в пределах 1-2 часов после того, как Васильченко ударил ее и сбросил в яму. Лена боролась за жизнь… Показания Васильченко были закреплены вещественными доказательствами, осмотром места происшествия. – Грунт и опилки с одежды Лены эксперты сравнили с теми, которые были изъяты с дачи Васильченко. Это стало вещественным доказательством, – вспоминает Н.Лежнин. Среди огромного количества собранных доказательств был и след от автомобильного коврика, оставшийся на куртке Лены. Из воспоминаний В.Зленко: «Когда мы осмотрели машину подозреваемого, увидели в багажнике коврик. Его рисунок очень напоминал след, отпечатавшийся на одежде жертвы». Это подтверждало то, что Васильченко подбросил труп Лены на обочину дороги, когда узнал, что оперативники проверяют все дачи и гаражи. Признание изверга шокировало не только сыщиков. Гнев и негодование охватило всех жителей Ухты. Больше всего предательство и подлость потрясли отца и мать Лены. Ведь Васильченко был на всех поминках, цинично выражал убитой горем матери соболезнования, присутствовал на похоронах и даже нес крышку гроба… Суд, рассмотрев материалы уголовного дела, признал В.В.Васильченко виновным в умышленном убийстве, совершенном с целью сокрытия другого преступления, связанного с изнасилованием несовершеннолетней. Приговор – исключительная мера. Верховный суд РСФСР, рассмотрев кассационную жалобу Васильченко, оставил приговор суда первой инстанции в силе. В августе 1989 года приговор был приведен в исполнение.

Источник: Пресс-служба МВД по Республике Коми
comments powered by HyperComments
Интересное









Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg